Тайны мира: сознание человека

Вторник, 03 Октябрь 2017 11:55
Что мы есть, когда рождаемся на этот свет?.. Что мы есть, когда рождаемся на этот свет?..

В одной из статей о нейробиологии младенческого сознания несколько лет назад был поставлен вопрос: «Когда ваш ребенок становится сознательным?». Предпосылкой, конечно же, было то, что дети не рождаются с сознанием, а вместо этого развивают его в определенный момент. Согласно статье, это возраст пяти месяцев. Тем не менее трудно представить, что нет такого чувства — быть новорожденным.

 Очевидно, что новорожденные чувствуют свои собственные тела, окружающую среду, присутствие родителей и так далее — хотя и в нерефлексивной, ориентированной на настоящее, форме. И если бы было некое ощущение себя как ребенка, тогда дети не становились бы сознательными. Они были бы с сознанием изначально, осознавали бы свое начало.

Проблема в том, и это немного пугает, что «сознание» часто используется в литературе как нечто, подразумевающее что-то большее, чем просто качество опыта. Дейкстерхуис и Нордгрен, например, настаивали на том, что «очень важно понимать, что внимание — это ключ к различию между бессознательной мыслью и сознательной мыслью. Сознательная мысль осмысляется с вниманием». Из этого следует, что если мысли не свойственно внимание, она бессознательна. Но достаточно ли отсутствия внимания, чтобы утверждать, что мыслительному процессу недостает качественного опыта? Не будет ли такой процесс, ускользающий из фокуса внимания, все-таки как-то ощущаться?

Сейчас вы дышите: воздух проходит через ваши ноздри, через вашу диафрагму и так далее. Разве вы замечали это мгновением ранее, до того, как я обратил ваше внимание? Или вы просто не знали, что постоянно это ощущаете? Привлекая ваше внимание к этим ощущениям, сделал ли я их сознательными или просто заставил вас чуть более качественно понимать, что эти ощущения были сознательными?

Джонатан Скулер установил четкое различие между сознательными и метасознательными процессами. В то время как оба их типа влекут за собой качественный опыт, метасознательные процессы также влекут за собой то, что он назвал «ре-репрезентацией», повторным представлением, перепредставлением, даже переосмыслением. «Периодическое внимание уделяется явной оценке содержания опыта. Получающееся в результате этого метасознание включает явное перепредставление сознания, в котором некто интерпретирует, описывает или иным образом характеризует состояние своего ума».

Поэтому когда внимание играет важную роль, речь идет о перепредставлении; то есть о сознательном знании опыта, лежащем в основе самоанализа. Субъекты не могут сообщать — даже самим себе — переживания, которые не подвергаются перепредставлению. Тем не менее ничто не мешает сознательному опыту появляться без перепредставления. У снов, например, нет перепрезентации, несмотря на тот факт, что они постигаются в сознании. Этот разрыв между сообщаемостью и содержимым сознания привел к появлению так называемых «безотчетных парадигм» в современной нейробиологии сознания.

Очевидно, предположение о том, что сознание ограничено переосмысленным ментальным содержанием в фокусе внимания, ошибочно связывает метасознание с собственным сознанием. Но это заблуждение чрезвычайно распространено.

Поскольку изучение нейронных коррелятов сознания (NCC) в целом полагается на субъективные сообщения о переживаниях, то, что проходит через NCC, может быть просто нейронными коррелятами метасознания. Таким образом, потенциально сознательная мыследеятельность — в смысле активности, коррелирующей с качественным опытом — может уклоняться от признания как такового.

Исследования показали, что добиваясь прогресса в решении «твердой проблемы сознания», мы, по сути, ее обходим: механизмы метасознания совершенно не связаны с проблемой того, как качественный опыт возникает из физического восприятия.

Возможно, сознание никогда не появляется — у детей, младенцев, карапузов или взрослых — потому что оно может всегда быть им присуще. Насколько разобрались ученые, возникает лишь метасознательная конфигурация существующего ранее сознания. Если это так, сознание может быть фундаментальным по своей природе — неотъемлемым аспектом каждого психического процесса, а не свойством, созданным или каким-то образом порожденным конкретными физическими конструкциями в мозге. Заявления, основанные на субъективных переживаниях, которые сводят наличие сознания к физиологии мозга, могут не иметь ничего общего с сознанием, но многое — с механизмами метасознания.

Прочитано 193 раз

...

Похожие материалы (по тегу)

  • Тайны мира: искусственный интеллект

    В середине XX века и физики, и лирики ломали свои светлые головы над проблемой искусственного интеллекта: каким он будет и чем грозит человечеству? По крайней мере, на первый вопрос мы теперь знаем ответ. Искусственный разум — это компьютерная программа, загруженная в компьютер. Она делает расчеты, играет в шахматы, заставляет робота делать сальто. Со вторым вопросом несколько сложнее...

  • Тайны мира: чудовищный холод

    Минусовая температура и ветер — достаточно опасное сочетание для человеческого тела. Наш организм не рассчитан на адаптацию к экстремальному холоду, и пребывание в таких условиях без защитных средств может привести к действительно страшным последствиям, когда слово «замерзнуть» приобретает максимально предельный смысл...

  • Тайны мира: от человека до зверя - один лишь шаг...

    ...и этот шаг, к сожалению, довольно легко сделать - американский психолог Филипп Зимбардо убедительно доказал, что любой хороший человек при определенных обстоятельствах превращается в зверя. Ну, почти любой... Стоит помнить об этом, что за маской цивилизованности может скрываться совсем неуправляемое существо...

  • Ученые: "С "Солярисами" не все так просто!.."

    Полное или почти полное отсутствие суши на покрытых водой планетах может вести к нехватке фосфора – одного из необходимых для жизни элементов. Именно по этой причине чрезмерный оптимизм в отношении "Солярисов" (водных миров) может обернуться фиаско...

  • Тайны мира: физики - об иных цивилизациях

    «С фундаментальной точки зрения вопрос звучит так: случалось ли что-нибудь подобное прежде?», говорит Адам Франк, профессор физики и астрономии в Университете Рочестера. «И высоко вероятно, что наше время и место — не единственное из тех, где появились развитые цивилизации».